Лесной кодекс

Про лесной кодекс уже немало проведено дискуссий, как в различных СМИ, так и в публичных баталиях среди наших граждан. Да и собственно – какой он уже новый этот кодекс? Ему уже десятый год (с момента вступления в силу), однако какой либо «любви» или даже «признаков симпатии» он должным образом так и не получил, как среди специалистов, так и среди «простого народа».

Думаю, что и в нашем блоге следует рассмотреть данный вопрос. Многие лесорубы не знают, что представляет собой «лесная конституция», особо не интересуются и не переживают. Тем не менее, в лесном законодательстве необходимо ориентироваться, дабы понять – каким образом прут все несчастья на наши нерадивые головы. Кроме этого новый Лесной кодекс непосредственно связан с темой арендатора, поэтому вот вам и обещанное продолжение одной из предыдущих тем.

Некая предыстория

До реформ Ельцина страна жила с лесным кодексом советских времен. Лесное законодательство страны Советов нарабатывалось десятилетиями, наследуя в свою очередь исследования ученых времен царской России. Однако именно в советский период были исследованы и разработаны основные механизмы и принципы лесного хозяйства и промышленности. Мы имели колоссальный опыт в мировой практике лесного хозяйства, создавая труды, которые перенимали у нас и зарубежные коллеги лесных стран.

Новый конституционный и политический строй повлек за собой изменения во всех отраслях страны, реформы коснулись и лесного хозяйства, а вместе с ним и лесной промышленности. Для полноценного освоения леса, избегая процедуры административных барьеров, было решено предоставить промышленникам более широкие полномочия в виде арендного пользования лесов сроком на 5-10 лет (новая аренда – 49 лет). Так возник, по сути, первый российский лесной кодекс, «образца» 1997 года, который законно дал право на использование аренды. Кстати, многие специалисты сегодня утверждают, что практика лесной аренды доказало свою состоятельность и является перспективным направлением. Однако…идем дальше.

Как всё началось

Полномочия лесхозов тем временем постепенно стали урезать, поддерживать государственных лесопромышленников в виде леспромхозов «казна» стала все реже и неохотней. Новоиспеченный «коммерческий» арендатор стал требовать более широкие права, сетуя на незащищенность своего бизнеса: мол, короткий срок аренды не перспективен и не дает полноценного масштабного развития дел. Однако институт аренды дал возможность огромному количеству новых дельцов открыть свое «лесное дело», позволил не в такой степени «зависеть» от лесников, имея, как бы свой надел. Лесной бизнес становиться достаточно престижным и доходным делом, кроме этого доступ к этому «золотому» виду бизнеса открыт и для «рядового» гражданина, в отличие от нефтяной и газовой отрасли.

Иметь свой лес все чаще становится навязчивой идеей многих дельцов, особенно крупных предпринимателей, олигархов и депутатов (частный охотничий кусок, лесной пруд, закрытый отдых на природе и т.п.). Именно эти заинтересованные лица пытаются пробить в законодательство новый проект Лесного кодекса, где предусматривается приватизация лесных угодий – частные леса. Первая такая попытка изменить Лесной кодекс осуществлялась еще в 2003 году, но была впоследствии отклонена Путиным, который посчитал приватизацию леса недопустимым и оставил за лесами федеральный статус. По мнению президента, частные леса закрыли бы доступ к посещению лесов населению, и тогда сбор дикорастущих лакомств и трав осуществлялся бы лишь на коммерческой основе, и скорее всего – в магазинах и в аптеках. То же самое касается и отдыха на природе, и само собой – охоты.

Так или иначе, а изменения в лесном законодательстве последовали спустя некоторое время. Руководителями проекта нового Лесного кодекса стала Наталья Владимировна Комарова, которая являлась председателем комитета по природным ресурсам и природопользованию и которая вела определенную политику в этом вопросе. А вот следующий руководитель, личность всем небезызвестная – Герман Греф, который и стал главным идеологом процесса. До представления проекта на утверждение, кодекс имел 30 с лишним вариантов! Однако в чем же состояла суть нового лесного кодекса?

О нём и о них

Новый Лесной кодекс создавался с целью упрощенного доступа к лесу для работы арендатора. В предыдущем кодексе существовала разрешительная система, по которой в лесобилете указывалась вся информация (таксационное описание, вид сортимента, способ и вид рубки и т.д.), в новом кодексе стала действовать уведомительная система, которая позволила арендатору лишь уведомлять госконтроль, какую работу он будет проводить в арендном наделе. Лес стал приобретаться, минуя аукционы, где ранее тоже практиковалась «закрытая игра в покер» с подставными лицами для приобретения лакомых лесных кусков с минимальным шагом торгов. Проще говоря, с одной стороны, новый закон позволил лесопромышленнику (арендатору) избегнуть административные барьеры, бюрократию, облегчить доступ к лесному ресурсу; с другой стороны дал возможность законно игнорировать многие нормативы лесного хозяйства. Что же в итоге привело использование нового Лесного кодекса?

Результаты

Новый Лесной кодекс вступил в силу с 1января 2007 года, леса остались федеральной собственностью, часть полномочий по управлению и распоряжению лесфондом была возложена на субъекты (регионы) России. Однако кодекс сразу же выявил свою несостоятельность по мере его соблюдения. Следует отметить, что предыдущий лесной кодекс разрабатывался и согласовывался со специалистами лесного хозяйства, что в принципе логично и разумно. А вот в состав рабочей группы при разработке нового Лесного кодекса ни один из лесоводов не был допущен, хотя лесники настаивали на своем участии. Что это – провокация, злой умысел?

Уверен, что законопроектировщики заранее предугадывали «наложение вето» лесоводами и учеными на новый проект Лесного кодекса. По этой причине в разработку кодекса специалистов леса и не допустили, протесты не были услышаны, вернее – игнорированы. Почему лесоводы пытались «запороть» проект? Лоббировали проект – бизнесмены, основная цель которых взять лесную сырьевую базу в свое распоряжение и вырубить, не особо думая о воспроизводстве леса. Ведь новый Лесной кодекс возлагал на арендатора не только промышленную выгоду, но и ведение лесного хозяйства в арендных угодьях, что в предыдущем лесном законодательстве не было. Совмещать в арендаторе промышленность и лесное хозяйство совсем не уместно, так как промышленник «подсознательно» станет интенсивней использовать древесный ресурс, игнорируя полноценное его воспроизводство, которому будет отведен второстепенная значимость. Ко всему прочему обзавестись высококвалифицированным полным штатом специалистов лесного хозяйства могли лишь крупные арендаторы. Мелкий лесопромышленник вел лесное хозяйство «для отвода глаз». Следует отдать должное некоторым крупным лесопромышленникам, которые также выступали против нового Лесного кодекса и многие из них отказались от аренды после вступления нового закона. Проблем с сырьевой базой и нормативными материалами у таких «профи» не было, а вот дополнительные обязанности в виде лесного хозяйства их напротив – отяготили.

Что же в свою очередь стали заявлять арендаторы своим «оппонентам», когда не стали справляться с возложенными на них обязанностями лесного законодательства? Разумеется, лесопромышленники возражали, что новый Лесной кодекс был якобы «сфальсифицирован» их сторонниками для «облегчения их участи». Как раз «неизмеримой ношей» для них стала обязанность ведения лесного хозяйства и противопожарная «повинность» с лесными пожарами. (Кстати, так как лес имеет федеральную собственность, то все противопожарные мероприятия оплачиваются федеральной казной, но и тут наше государство просирается и не способно зарезервировать достаточные средства на устранение пожаров, в частности в рамках аномальной жары.) Кроме этого, освоение леса осуществляется лишь на 15% по причине экономической недоступности, то бишь – отсутствием дорог. Арендаторы указывают на то, что лес казенный, а соответственно строить дороги обязан собственник – государство! А они (арендаторы) в свою очередь, так и быть, готовы освоить «новые земли» и освоить «расчетку».

Вдогонку…

А пока что лесопромышленники «долбят» лес где «надо и не надо». В последнее время излюбленными местами рубки арендаторов стали ОЗУ, где можно проводить рубки ухода – проходные и прореживание. Да и лес у водных территорий крупнее, особенно у склонов и оврагов. Беда заключается в том, что выборка не соблюдается и «скашивают» весь «крупняк». Не соблюдение правил рубки приводит к гибели леса – буреломы, ветровалы, болезни древостоя. Леса поспешно переводятся в следующую возрастную группу новоявленными лесоустроителями (штат арендатора), которыми стали малоопытные специалисты лесного хозяйства, прошедшие ускоренные курсы. Должный контроль лесной охраны за арендаторами далеко не во всех регионах безупречный. В результате всего этого безобразия мы можем наблюдать лишь «лесные декорации» и создается впечатление, что лес в России весь выдолблен, хотя выдолблен он лишь вблизи населенных пунктов, причем достаточно нещадно! Активная рубка лесов ведется в таежных зонах европейского севера, а на Карелию можно смотреть уже лишь «со слезами на глазах» – край изобилия природы убили окончательно!

Напоследок…

Уверен, что арендаторы посчитают мои «доводы и выводы» бредом и пустой демагогией, однако результаты говорят сами за себя и следует признать, что обязанностей на арендатора возложили непосильные, и они с ними не справляются. Действительно, лесным хозяйством должна заниматься отдельная структура, а лесной промышленностью – другая! Только в этом случае цели будут достигнуты – воспроизводство и сохранность леса, и его использование.

Не лишним было бы рассмотреть в данной теме вопрос о лесных пожарах – достаточно острой и нерешенной проблеме. Но, думаю, стоит отложить подобную дискуссию до «сезона» – весны и лета!

Уверен, что тема новый Лесной кодекс не раскрыта полностью и, практически бесконечна, поэтому продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать + девятнадцать =